Проблемы конфискации имущества в уголовном праве

Вс рф готовит разъяснения о конфискации имущества в рамках уголовного судопроизводства

Проблемы конфискации имущества в уголовном праве

Согласно действующему законодательству (гл. 15.1 Уголовного кодекса) конфискации подлежит имущество:

  • полученное в результате совершения ряда преступлений (закрытый перечень содержится в п. “а” ч. 1 ст. 104.1 УК РФ);
  • используемое или предназначенное для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества;
  • являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления и принадлежащее обвиняемому.

Некоторые разъяснения по вопросам применения этой меры (напомним, конфискация является мерой уголовно-правового характера, но не мерой наказания) содержатся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, посвященных конкретным составам преступлений.

В частности: преступлениям террористической направленности (Постановление Пленума ВС РФ от 9 февраля 2012 г. № 1), контрабанде (Постановление Пленума ВС РФ от 27 апреля 2017 г. № 12), легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (Постановление Пленума ВС РФ от 7 июля 2015 г. № 32), и др.

Тем не менее, по словам судьи ВС РФ Юрия Ситникова, назрела необходимость принятия отдельного постановления по вопросам, связанным с применением конфискации имущества в уголовном судопроизводстве, тем более что им уделяется особое внимание в рамках регулирования межгосударственных отношений.

Проект соответствующего постановления (далее – Проект; текст документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ) обсуждался в ходе сегодняшнего заседания Пленума ВС РФ.

В частности, Суд считает необходимым напомнить: поскольку конфискация может быть связана с ограничением конституционного права частной собственности, применение этой меры возможно только в прямо предусмотренных законом случаях.

Таким образом, не допускается изъятие денег, ценностей и иного имущества, полученного в результате совершения не указанных в п. “а” ч. 1 ст. 104.1 УК РФ преступлений. При этом имущество, использованное в качестве средства совершения преступления, может изыматься без ограничений, но при одном условии: оно должно принадлежать обвиняемому (п. “г” ч.

1 ст. 104.1 УК РФ). Поэтому в данном случае установление собственника имущества обязательно, подчеркивается в Проекте.

При конфискации же средств, предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, а также незаконных группировок и организаций, не имеет значения, кто ими владеет, – имущество изымается вне зависимости от принадлежности, указывает Суд.

По его мнению, к такому имуществу могут быть отнесены и мобильные телефоны, компьютеры, а также другие средства связи, которые использовались как непосредственно для подготовки к совершению преступления (обучения, распространения литературы террористической и экстремистской направленности и т. д.), так и для размещения в СМИ и телекоммуникационных сетях материалов, содержащих призывы к террористической деятельности или оправдание терроризма.

Важным является разъяснение о конфискации имущества, находящегося на территории иностранного государства. Согласно Проекту его изъятие возможно, если уголовное дело рассматривается на основании международного договора Российской Федерации.

Однако при доработке документа это положение может быть скорректировано – присутствовавший на заседании заместитель Генерального прокурора РФ Леонид Коржиек считает, что основанием для конфискации имущества, находящего вне пределов России, может быть и принудительное исполнение приговора российского суда на основе принципа взаимности.

Он напомнил, что именно таким образом в отсутствие международного договора решается вопрос о конфискации находящихся на территории РФ доходов, полученных преступным путем, на основании приговора или постановления иностранного суда.

Российский суд, рассмотрев запрос компетентного органа иностранного государства и соответствующее решение иностранного суда, вправе вынести постановление о признании и принудительном исполнении этого решения (ст. 473.1 Уголовно-процессуального кодекса).

По общему правилу арест – в целях обеспечения возможной конфискации – налагается на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих материальную ответственность за их действия (ч. 1 ст. 115 УПК РФ).

Однако допускается наложение ареста и на имущество, находящееся у третьих лиц, – когда есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого или обвиняемого, было использовано для совершения преступления или предназначалось для финансирования терроризма или экстремизма либо запрещенных организаций (ч. 3 ст.

115 УПК РФ, ч. 3 ст. 104.1 УК РФ). В этом случае не имеет значения, установлена личность подозреваемого или обвиняемого по делу или нет, подчеркивается в Проекте.

ВС РФ намерен обратить внимание судов на то, что, принимая решение о конфискации имущества, они в первую очередь должны решать вопрос о возмещении вреда, причиненного его законному владельцу. В то же время стоит учитывать, что конфискованное имущество не может быть возвращено его законному владельцу, если данное лицо участвовало в совершении преступления, отмечает Суд.

Например, не подлежат возврату предметы контрабанды, владелец которых способствовал их незаконному перемещению через границу.

Кроме того, не возвращаются переданные в виде взятки или предмета коммерческого подкупа деньги или иные ценности – даже тогда, когда взяткодатель или совершившее коммерческий подкуп лицо освобождены от уголовной ответственности в связи с тем, что совершили преступление из-за вымогательства со стороны должностного лица, или добровольно сообщили о преступлении, или активно способствовали его раскрытию (то есть на основании примечаний к ст. 291 и ст. 204 УК РФ). Однако это правило не должно применяться, когда деньги передаются в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа в рамках оперативного эксперимента или иных мероприятий, направленных на задержание вымогателя с поличным.

В Проекте указано: суд может принимать решение о конфискации имущества не только при постановлении обвинительного приговора, но и при прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям.

Причем отмечается, что само по себе такое прекращение дела возможно только при условии разъяснения обвиняемому всех возможных последствий, в том числе о конфискации имущества, и отсутствии его возражений.

Данное разъяснение соответствует позиции Конституционного Суда Российской Федерации по этому вопросу (Постановление КС РФ от 7 марта 2017 г. № 5-П).

Кроме того, ВС РФ призывает судей не принимать решения о конфискации имущества, которое хотя и относится к одной из перечисленных в ч. 1 ст. 104.

1 УК РФ категорий, но является запрещенным к обращению либо изъятым из незаконного оборота.

В таких ситуациях следует выносить акты о передаче этих предметов в соответствующие учреждения или об их уничтожении (п. 2-2.1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ), поясняет Суд.

Также в Проекте разъясняется ряд других процессуальных вопросов.

Например, указано, каким образом учитывается мнение сторон о возможной конфискации имущества, если решение по делу принимается в особом порядке (гл. 40 и 40.

1 УПК РФ), определены условия, при соблюдении которых апелляционный суд может изменить решение суда первой инстанции в части конфискации имущества в сторону ухудшения положения осужденного.

Стоит отметить, что Проект принципиально поддержан и судейским сообществом, и представителями заинтересованных ведомств. Тем не менее редакционной комиссии предложено рассмотреть возможность внесения в документ некоторых изменений.

Так, заместитель Министра юстиции РФ Юрий Любимов считает необходимым более подробно разъяснить, какое имущество может признаваться средствами совершения преступления (в текущей версии Проекта приведено лишь несколько конкретных примеров), и уточнить предмет экспертизы, которая, согласно Проекту, может быть назначена в случае, когда вместо подлежащего конфискации предмета изымается иное имущество (в соответствии со ст. 104.2 УК РФ).

Источник: https://www.garant.ru/news/1198900/

Проблемы применения законодательства о конфискации имущества в уголовном праве

Проблемы конфискации имущества в уголовном праве


В статье рассматриваются проблемы применения законодательства о конфискации имущества, анализируется практика применения конфискации имущества как иной меры уголовно — правого характера в Приморском крае. Кроме того, в статье рассматривается законодательное определение правовой природы данной меры.

В статье обосновывается вывод о некарательном характере конфискации имущества как иной меры уголовно — правового характера, которая не направлена на ограничение прав и законных интересов граждан, что обусловлено характером имущества, в отношении которого данная мера применяется.

Также приводятся отличия конфискации имущества как меры уголовно-правового характера от конфискации имущества как меры наказания.

Ключевые слова: уголовное право, конфискация имущества, конфискация имущества как иная мера уголовно-правового характера, проблемы применения конфискации имущества

Институт конфискации имущества относится к разряду таких правовых явлений, отношение к которым меняется в зависимости от социально-экономических условий государства. Эта мера — одна из самых спорных как в отечественном, так и в зарубежном законодательстве.

В течении длительного периода времени конфискация имущества в России была предусмотрена в Уголовном кодексе как вид дополнительного наказания. Возможности ее применения были довольно перспективны. В УК РСФСР 1960 г.

она предусматривалась в 53 составах преступлений, что составляло 71 % от общего числа санкций, содержавших предписания о назначении дополнительных наказаний. В УК РФ 1996 г. сфера применения конфискации имущества в определенной степени уменьшилась.

В момент принятия этого кодекса она была предусмотрена по 45 составам преступлений, что составляло уже 30 %.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 169-ФЗ конфискация имущества как вид наказания была исключена из УК РФ. Это уже не первое исключение данного вида наказания из уголовного законодательства.

За все время своего существования конфискация трижды исключалась из уголовного законодательства и трижды восстанавливалась, что всегда вызывало неоднозначную реакцию и делило общество на два непримиримых лагеря — сторонников и противников отмены конфискации имущества.

Авторы, выступавшие против исключения конфискации, всегда жестко критиковали законодателя [3].

Новая глава Уголовного кодекса Российской Федерации «Конфискация имущества» породила больше вопросов и проблем, чем ответов и изменения криминогенной обстановки, борьбе с коррупцией, организованной и экономической преступностью.

Законодатель, придав новый «статус» институту конфискации имущества в виде иной меры уголовно-правового характера и отказавшись от использования в качестве дополнительного вида наказания, поставил перед правоохранительными и судебными органами весьма трудную задачу.

С одной стороны, он предоставил юридическую возможность применить конфискацию вне рамок наказания, с другой — не учитывая в целом карательной, основанной на наказании, системе правосудия, предложил судам практически самостоятельно, без процессуальной поддержки, реализовать нормы главы 15.1 Уголовного кодекса РФ [2].

В уголовном праве России конфискация имущества определяется как принудительное безвозмездное изъятие или обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора определенных видов имущества.

Остановимся на ключевом моменте отнесения конфискации имущества в действующем уголовном законодательстве к иным мерам уголовно — правового характера, а именно на том, что конфискация имущества в действующем уголовном законодательстве не включена в систему наказаний.

Следовательно, можно говорить о том, что конфискация имущества лишена карательного характера, она направлена на имущество, связанное с преступлением, а вовсе не на ограничение прав и свобод осужденного.

Такое представление о правовой природе конфискации имущества, регламентированной в действующем уголовном законодательстве, является доминирующим в науке уголовного права России.

Основными отличиями конфискации имущества как меры уголовно-правового характера от конфискации имущества как меры наказания состоят в том, что:

– во-первых, конфискация исключена из перечня видов наказаний;

– во-вторых, конфискации подлежит не все имущество лица, признанного виновным в совершении преступления, а лишь деньги, ценности, иное имущество, полученные в результате совершения преступлений, любые доходы от этого имущества, в том числе;

а) используемые или предназначенные для финансирования терроризма, деятельности организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

б) деньги, ценности и иное имущество, в которые имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому;

– в-третьих, конфискации подлежит и имущество других лиц, если они при принятии имущества знали или должны были знать, что оно получено в результате преступных действий;

– в-четвертых, если конфискация определенного предмета, входящего в имущество, указанное в ст. 104.1 УК РФ, на момент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости данного предмета;

– в-пятых, при решении вопроса о конфискации имущества в первую очередь должен быть решен вопрос о возмещении ущерба, причиненного законному владельцу.

При отсутствии у виновного иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, кроме указанного в частях первой и второй ст. 104.

1 УК РФ, из его стоимости возмещается ущерб, причиненный законному владельцу, а оставшаяся часть обращается в доход государства [4].

Одной из главных характеристик применения любой из мер уголовно — правового характера является их практика применения. Таким образом, необходимо изучить и проанализировать практику применения судами применения конфискации имущества как иной меры уголовно-правового характера.

В ходе проведения анализа приговоров суда Приморского края, нами было изучено 101 приговор вынесенных судами Приморского края в период времени с 2010 по 2015 года включительно.

Интересным представляется тот факт, что из огромного количества приговоров суда, в которых рассматривались вопросы о применении конфискации имущества как иной меры уголовно — правового характера в отношении подсудимого, количество приговоров, применяющих конфискацию имущества, составляет подавляющее меньшинство, а именно всего 2 аналогичных приговора.

Так, по приговору Октябрьского районного суда Приморского края от 21 июля 2014 года судом постановлено У Фучан признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.200.1 УК РФ, и назначить наказание в виде штрафа в размере дохода осужденного У Фучан за три года, то есть в размере 226716 рублей 12 копеек.

Вещественное доказательство — денежные средства в сумме 6360985 рублей РФ, хранящиеся в ФЭО Управления ФСБ России по Приморскому краю, конфисковать в собственность государства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Гражданин КНР У Фучан умышленно, незаконно путем не декларирования, переместил через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наличные денежные средства в сумме 6 360 985 (шесть миллионов триста шестьдесят тысяч девятьсот восемьдесят пять) рублей, что по курсу Центрального банка Российской Федерации на ДД.ММ.

ГГГГ (36,4015 рублей за 1 доллар США) составляет 174 745,13 долларов США, и превышает пятикратный размер суммы наличных денежных средств, разрешенных таможенным законодательством Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС к перемещению без письменного декларирования, то есть, согласно примечанию 2 к ст. 200.

1 УК РФ, является особо крупным размером.

Судьбу вещественных доказательств суд определяет в соответствии с требованиями ст.81 УПК РФ.

В ходе предварительного следствия постановлением суда был наложен арест на денежные средства в размере 6725 000 рублей, при этом суд исходил из того, что все указанные денежные средства принадлежат У Фучан.

Достаточных данных, свидетельствующих о принадлежности денежных средств в сумме 6725000 рублей иному лицу в ходе расследования дела получено не было [7].

Конфискация имущества — сильное средство в борьбе с преступностью, что доказывает как предшествующая отечественная практика, так и зарубежное законодательство. Однако выявленный факт анализа судебных решений, позволяет назвать применение таких мер уголовно — правового характера как конфискации имущества довольно редким явлением.

Причина неиспользования конфискации в практике борьбы с преступностью, прежде всего, лежит в неудовлетворительном законодательном регулировании этой меры. В ст. 104.1–104.3 УК РФ законодатель смешал три различных вида конфискации, не указал основания и цели ее применения, сформулировал не совсем удачный перечень так называемых конфискационных преступлений.

В ст. 104.1 УК РФ содержатся три самостоятельных вида конфискации, каждый из которых имеет свои особенности, основания и цели назначения.

Конфискация может выступать мерой уголовно-правового характера (когда является наказанием); «иной мерой» уголовно-правового характера (когда изымается имущество, полученное в результате совершения преступления п. «а», «б» ч.1 ст. 104.

1 УК РФ); специальной конфискацией или мерой безопасности (когда изымаются орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому [8].

Кроме того, остаются неразрешенными вопросы назначения конфискации имущества при вердикте присяжных о снисхождении, при назначении наказания ниже низшего предела, при неоконченном преступлении, условном осуждении, отсрочке исполнения приговора и в некоторых других случаях. Остается законодательно неурегулированной проблема исполнения конфискации в случаях, когда у виновного имущество отсутствует [3].

Действующая конфискация имущества как иная мера уголовно-правового характера предполагает соединение ранее существовавшей конфискации имущества как вида дополнительного наказания (данная конфискация назначается принудительно и только судом, применяется к лицам, совершившим преступные деяния, по своей сущности связана с некоторыми правоограничениями) и новой конфискацией, как иной меры уголовно-правового характера, в наибольшей мере характерной для зарубежного уголовного законодательства (рассматриваемый вид конфискации не имеет карательной особенности).

Очевидной является проблема исполнения конфискации имущества. Если ранее порядок исполнения конфискации имущества был урегулирован ст. 62–67 Уголовно-исполнительного кодекса и приложением к нему, то в настоящее время отсутствует законодательный акт, регламентирующий исполнение конфискации имущества.

Действительно, в ч. 2 ст. 2 УИК РФ устанавливаются общие положения и принципы исполнения наказаний, применения иных мер уголовно-правового характера, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации [6].

Логически получается, что порядок исполнения должен быть урегулирован УИК РФ, однако фактически в нем не детализируется применение ни конфискации имущества, ни принудительных мер воспитательного воздействия, ни принудительных мер медицинского характера.

В УИК РФ регламентируется порядок исполнения и отбывания наказаний, но не иных мер уголовно-правового характера. Некоторые ученые предлагают отнести исполнение конфискации имущества к исполнительному производству, но думается, что это неправильный подход [1].

Подводя итог, следует признать, что рассмотренный правовой институт в его нынешнем виде весьма далек от совершенства и требует дальнейшей разработки на теоретическом уровне и совершенствования на уровне законодательном.

Только после устранения всех имеющихся противоречий и недостатков конфискация имущества сможет занять достойное место в системе мер уголовно-правового воздействия и выступать действительно эффективным средством борьбы с преступностью.

Литература:

  1. Агильдин, В. В. Институт конфискации имущества как превентивная мера предупреждения преступности / В. В. Агильдин. // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. № 1. С.71–75.

Источник: https://moluch.ru/archive/149/42151/

Проблемы конфискации имущества в уголовном праве РФ

Проблемы конфискации имущества в уголовном праве

Малышев А.Н.,

адъюнкт Академии управления МВД России

ПРОБЛЕМЫ КОНФИСКАЦИИ ИМУЩЕСТВА В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РФ

Новая глава Уголовного кодекса Российской Федерации «Конфискация имущества», применяемая в течение двух лет, породила больше вопросов и проблем, чем ответов и изменения криминогенной обстановки, борьбе с коррупцией, организованной и экономической преступностью.

Законодатель, придав новый «статус» институту конфискации имущества в виде иной меры уголовно-правового характера и отказавшись от использования в качестве дополнительного вида наказания, поставил перед правоохранительными и судебными органами весьма трудную задачу.

С одной стороны, он предоставил юридическую возможность применить конфискацию вне рамок наказания, с другой — не учитывая в целом карательной, основанной на наказании, системе правосудия, предложил судам практически самостоятельно, без процессуальной поддержки, реализовать нормы главы 15.1 Уголовного кодекса РФ.

По данным статистических органов, за два года судами практически не выносилось решений о конфискации имущества по статьям, предусмотренным п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

А что касается конфискации орудий, оборудования или иных средств совершения преступлений, принадлежащих обвиняемому, то суды по старинке изымают их в рамках УПК РФ, формально добавляя в приговор статьи Уголовного кодекса РФ о конфискации.

Изучив в рамках исследования вопросов о конфискации имущества мнения адвокатов, следователей, прокуроров, судей, автор пришел к общему двойственному выводу. В целом, практикующие юристы положительно отнеслись к возвращению конфискации в УК РФ, однако большинство специалистов признали, что содержание гл. 15.1 Кодекса не удовлетворяет реалиям криминогенной ситуации.

Можно выделить следующие проблемы, с которыми сталкиваются правоохранительные органы в вопросах реализации уголовно-правовых норм о конфискации имущества, а также предложить пути решения этих проблем.

Во-первых, формальная конструкция статей главы 15.1 постоянно подвергается критике, и в большинстве случаев небезосновательно.

Буквальное толкование ст. 104.1 УК РФ не позволяет правоприменителю прийти к однозначному выводу о том, за совершение каких преступлений может быть применена конфискация имущества. Одни ученые считают, что исчерпывающий перечень преступлений, при совершении которых применяется конфискация имущества, указан в пп. «а» ч. 1 ст. 104.1

УК РФ. Представители другой группы специалистов полагают, что на основании п. «б» и «г» ч. 1 ст. 104.

1 УК РФ конфискации подлежат деньги, ценности и иное имущество, в которые имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы, а также орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, при этом вне зависимости от того, какое преступление это лицо совершило.

Действительно, из текста пп. «б» и «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ нельзя понять, к каким составам преступлений они применяются. Это создает определенные проблемы применения данной статьи УК.

По моему мнению, в указанных пунктах ст. 104.1 речь идет о тех же преступлениях, что и в п. «а» ч. 1 ст. 104.

1 УК РФ, так как анализ уголовных дел иллюстрирует, что суд, вынося приговор, применяет конфискацию исключительно по статьям, указанным в ст. 104.1.

Поэтому конфискация имущества как мера уголовно-правового характера, на мой взгляд, применима лишь к тем преступлениям, составы которых указаны в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

Резюмируя вышеизложенное, автор полагает, что устранение данного недостатка возможно путем закрепления в Уголовном кодексе норм специальной конфискации, которая предполагала бы конфискацию средств, орудий, оборудования и т.д. совершения преступлений по всем составам, входящим в Уголовный кодекс РФ.

Второй момент, который хотелось бы отразить в статье, — это перечень составов преступлений, за которые предусмотрена конфискация имущества. По всей видимости, законодатель решил воздержаться от широкого перечня составов преступлений. Но не совсем понятно, как в указанный перечень не попадает ст.

159 УК РФ, в которой присутствует цель — незаконное, путем обмана, завладение чужим имуществом и распоряжение им, и в то же время попадает ст. 231 «Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества», которая, по сути, имеет формальный состав.

Ведь изъять в доход государства процедуру посева или возделывания невозможно, а непосредственно растения бессмысленно — их просто уничтожают. Если говорить о доходах от продажи подобных растений, то применяться должна уже иная, ст. 228.

1 «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов».

Что касается преступлений в экономической сфере, налоговых преступлений, преступлений против собственности, то именно они составляют основной пласт добычи преступного сообщества. Где, как не в незаконном

банкротстве, мошенничестве или незаконном предпринимательстве, искать деньги и ценности, нажитые преступным путем?

Зачастую средства от совершения данного рода преступлений идут на поддержку терроризма, экстремизма, коррупции и других преступлений, от которых, по мнению законодателей, должна защитить конфискация имущества.

Третья проблема — это определение стоимости проданного, использованного или по иной причине не конфискованного имущества. Так, в ст. 104.1 указан состав преступления, предусмотренный ст. 164 «Хищение предметов, имеющих особую ценность».

Возникает вопрос, как в случае продажи или уничтожения предмета, имевшего культурную и историческую ценность, определить стоимость «бесценного» произведения искусства? Необходимость создания ст.

164 УК РФ и была продиктован тем, что материальный аспект не имеет значения: деревянная икона XVI века как предмет не стоит ничего, а как памятник культуры — бесценна. Даже если предмет оценят, то сумма в большинстве случаев будет в разы превышать полученную от его продажи прибыль.

Это лишь те немногие проблемы, которые поставил законодатель, вернув конфискацию как иную меру уголовно-правового характера в УК РФ.

На мой взгляд, слепое инкорпорирование европейских стандартов в уголовном законодательстве РФ приведет к путанице и невозможности реализовать поставленные цели.

Необходимо признать, что конфискацию следует вернуть в УК РФ как вид наказания, причем максимально расширить круг ее действия по статьям Особенной части Уголовного кодекса. Первоочередной задачей УК РФ должно стать полное возмещение вреда потерпевшему, в т.ч.

за счет общей конфискации имущества. Следует также упомянуть необходимость реализации предложений по включению в уголовное законодательство РФ возможности конфискации имущества у третьих лиц даже в случае, если они не знали о криминальном происхождении имущества. Это лишь форма легализации незаконной собственности.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-konfiskatsii-imuschestva-v-ugolovnom-prave-rf

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.