Долевое обязательство это

37.Исполнение обязательств с множественностью лиц

Долевое обязательство это

37.        Исполнение обязательств с множественностью лиц.

Обязательство с множественностью лиц – это обязательство, в котором на стороне должника или кредитора выступает несколько лиц.

Виды множественности лиц в обязательстве:

– активная (несколько лиц на стороне кредитора);

– пассивная (несколько лиц на стороне должника);

– смешанная.

Виды обязательств с множественностью лиц:

– долевые;

– солидарные;

Любое обязательство с множественностью лиц считается долевым, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не установлено иное.

В долевом обязательстве каждый из кредиторов имеет право требовать исполнения, а каждый должник обязан исполнить обязательство в падающей на него доле. Если не установлено иное, все доли признаются равными.

Законом или договором могут быть установлены солидарные обязанности или требования (например, в случае неделимости предмета обязательства).

В случае солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать:

– исполнения обязательства от всех должников совместно;

– исполнения обязательства от любого из них в отдельности (как полностью, так и в части долга);

– возмещения недополученного у одного из должников от остальных солидарных должников.

Исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных от исполнения обязательства кредитору. Должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом своей доли.

Отличительные черты солидарного требования кредиторов:

– любой кредитор вправе предъявить должнику требование в полном объеме;

– до предъявления такого требования должник вправе исполнить обязательство любому из кредиторов по своему усмотрению;

– исполнение обязательства полностью одному из кредиторов освобождает должника от исполнения остальным;

– кредитор, получивший исполнение обязательства, обязан воз­местить причитающееся другим кредиторам в равных долях, если иное не вытекает из отношений между ними (например, из соглашения об ином распределении долей).

В силу субсидиарного обязательства дополнительный должник обязан исполнить обязательство в случае, если основной долж­ник отказался выполнить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное тре­бование (ст. 199 ГК РФ). Субсидиарная ответственность может быть установлена законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Множественность лиц в обязательстве предполагает, что на сто­роне только кредитора или только должника либо на обеих сторонах одновременно выступают несколько лиц. Различают активную, пассивную и смешанную множественность. При активной множественности на стороне кредитора выступают несколько лиц при одном должнике.

В этом случае каждый из кредиторов имеет право требовать от должника исполнения обязательства. Если несколько субъектов участвуют в обязательстве на стороне должника, то речь идет о пассивной множественности. В данном случае кредитор имеет право требовать исполнения от каждого из должников.

При одновременном участии в обязательстве нескольких должников и кредиторов имеет место смешанная множественность.

Обязательства с множественностью лиц также делятся на доле­вые и солидарные. Долевая множественность означает, что каждый из участников обладает правами и несет обязанности в обязательстве лишь в пределах определенной доли.

Солидарными же называются обязательства, в силу которых каждый из солидарных кредиторов вправе требовать, а каждый из солидарных должников обязан исполнить обязательство полностью. Солидарные обязательства возникают в случаях, предусмотренных договором или законом, в частности при неделимости предмета обязательства.

В солидарных обязательствах кредитор имеет право требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, как полностью, так и в части долга.

Выделяют также субсидиарные (дополнительные) обязательства. Суть их состоит в том, что в случаях, предусмотренных законом или договором, при неисполнении обязательства или неполном исполнении основным должником исполнение возлагается на другое лицо — дополнительного должника.

Состав участников обязательства в период его существования может меняться. Такая ситуация получила название перемены лиц в обязательстве.

Это возможно в результате общего правопреемства, когда к правопреемнику переходят все права и обязанности, или частного правопреемства, когда то или иное право или обязанность пере­ходят от одного лица к другому на основании специальных соглашений (сделок). Такие соглашения именуются «уступка требования» и «перевод долга».

В некоторых случаях, прямо указанных в законе, от­дельные права могут перейти к другому лицу не в результате сделки, а на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств (например, суброгация, т.е. переход к страховщику права требовать возмещения вреда при условии выплаты им страхового возмещения).

Под уступкой требования понимается соглашение между кредитором обязательства и третьим лицом о передаче последнему права требования к должнику. Согласия должника на уступку требования не требуется, однако должник должен быть письменно уведомлен о переходе прав кредитора к новому лицу.

Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права, однако не могут переходить права, неразрывно связанные с личностью кредитора (требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровья).

Уступка требования, основанного на сделке, со­вершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

Если уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, то такая уступка должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для данной сделки.

Под переводом долга понимается соглашение между кредитором, должником и третьим лицом о замене последнего должника в обязательстве. Перевод должником своего долга на третье лицо допускается только с согласия кредитора.

Долг переходит к новому должнику в полном объеме, однако обеспечивающие его исполнение залог, и поручительство прекращаются, если залогодатель и поручитель не дали согласия отвечать за нового должника.

Новый должник вправе вы­двигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником.

Источник: https://alekssandr.jimdofree.com/%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE/37-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BE%D0%B1%D1%8F%D0%B7%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2-%D1%81-%D0%BC%D0%BD%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C%D1%8E-%D0%BB%D0%B8%D1%86/

Энциклопедия решений. Исполнение долевых обязательств | ГАРАНТ

Долевое обязательство это

Исполнение долевых обязательств

Долевое обязательство – это обязательство, в котором участвуют несколько кредиторов или несколько должников или несколько кредиторов и несколько должников, в силу которого каждый из таких кредиторов имеет право требовать исполнения или каждый из таких должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими кроме случаев, когда непропорциональность долей не вытекает из правовых актов или соглашения сторон (ст. 321 ГК РФ).

Применительно к обязательствам с множественностью лиц на стороне должника или кредитора общее правило закрепляет презумпцию долевого обязательства (ст. 321 ГК РФ).

Солидарность обязательств возникает лишь в случаях, когда это предусмотрено договором или законом, прежде всего при неделимости предмета обязательства (п. 1 ст. 322 ГК РФ).

Противоположная презумпция установлена применительно к обязательствам, связанным с предпринимательской деятельностью: солидарность является правилом, долевой характер – исключением из него (п. 2 ст. 322 ГК РФ).

Доли, приходящиеся на каждого из должников или каждого из кредиторов в долевом обязательстве, признаются равными, если иное не вытекает из закона или соглашения сторон.

К примеру, если предметом долевого обязательства является арендная плата за пользование объектом общей долевой собственности, то полученная одним из кредиторов арендная плата будет распределяться пропорционально долям в праве общей собственности на объект аренды, если стороны соглашением не установили иного.

Неравенство долей обнаруживается, к примеру, при переходе прав из обязательства с делимым предметом исполнения к наследникам по завещанию, которые наследуют не в равных долях.

Исключение из принципа равенства долей предусмотрено законом также применительно к деликтным правоотношениям. Так, причинитель вреда, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения в размере, соответствующем степени вины этого причинителя вреда (п. 2 ст. 1081 ГК РФ).

Однако, если иное не предусмотрено законом, иным правовым актом или не вытекает из существа обязательства, – следует исходить из принципа равенства долей в отношении всех его участников.

Изменение изначально установленных долей в долевом обязательстве невозможно без согласия кредитора (ст. 310 ГК РФ).

Порядок применения ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение долевого обязательства предопределен характером исполнения такого обязательства.

Должник несет ответственность перед кредитором лишь в той части обязательства, которая падает на него.

А при множественности кредиторов каждый из этих кредиторов вправе требовать возмещения убытков, уплаты неустойки или применения иных мер ответственности только за неисполнение той доли требования, которая относится к этому кредитору.

Выбытие из обязательства одного из должников без правопреемства (например, в результате ликвидации юридического лица) или несостоятельность одного из должников относятся к риску кредитора. Требование кредитора к выбывшему из правоотношения должнику между оставшимися в долевом обязательстве должниками не распределяется.

Поскольку долевое обязательство всегда имеет делимый предмет, возникновение такого обязательства имеет, как правило, вынужденный (неизбежный) характер (образование множественности лиц зависит зачастую не от усмотрения самих этих субъектов, а от наступления определенных событий либо такая множественность образуется в силу прямого указания закона). К примеру, долевое обязательство возникает в случаях, когда первоначально такое обязательство не было осложнено множественностью, но стало долевым в результате универсального правопреемства со множественностью правопреемников (например при наследовании несколькими наследниками) или когда долевое обязательство является встречным по отношению к обязательству с неделимым предметом (к примеру, обязанность внесения арендной платы за пользование имуществом, находящимся в общей собственности нескольких лиц).

Долевое обязательство можно условно представить в виде нескольких не осложненных множественностью лиц обязательств, в которых каждый из должников обязан к исполнению или каждый из кредиторов имеет право требования в силу отдельных обязательств.

К примеру, в долевом заемном обязательстве, в котором участвуют двое должников, кредитор вправе требовать от каждого уплаты 50 % от предоставленной суммы займа (100 000 рублей). Однако можно представить, что между этими же сторонами существует два заемных обязательства в размере 50 000 рублей.

Порядок исполнения этих обязательств будет идентичен. Однако отличия между долевым обязательством и совокупностью обязательств проявляют себя, к примеру, в вопросах прекращения обязательств (так, для полного прекращения долевого обязательства по соглашению сторон необходимо согласие всех участников долевого обязательства).

Это обусловливает необходимость четкого разграничения: в первом случае идет речь о существовании одного долевого обязательства, а во втором – о совокупности обязательств.

Долевые кредиторы по обязательству, исполнение которого обеспечено залогом, являются солидарными созалогодержателями по такому залогу (если иное не предусмотрено законом или договором).

Денежные суммы, вырученные от реализации предмета залога, распределяются между такими созалогодержателями пропорционально размерам их требований, обеспеченных залогом, если иное не предусмотрено договором между ними (п. 2 ст. 335.1 ГК РФ).

Источник: https://base.garant.ru/58074882/

Общее учение об обязательствах и договорах

Долевое обязательство это

Простой случай обязательственного отношения с точки зрения числа его участников это тот, когда в нем участвуют один кредитор (creditor – reus stipulandi) и один должник (debitor – reus promittendi). “Reus”, от слова res, сначала означало участвующего в деле, т.е.

как на активной, так и на пассивной стороне; лишь позднее за словом “reus” сохранилось значение ответчика в гражданском деле, подсудимого – в уголовном деле.

Promittere значит обещать, принимать на себя обязательство; stipulari значит выговорить в свою пользу, притом не только по стипуляции, но и по любому виду обязательства: должник обещает, кредитор “стипулирует”.

Но есть обязательственные отношения, более сложные по числу участников: с несколькими должниками, с несколькими кредиторами.

Если предмет обязательства был делим, то, вообще говоря, обязательство дробилось между несколькими участниками. Источники, а именно Кодекс Юстиниана, а еще раньше Павел (D. 10. 2. 25. 9. 13) возводят это правило к законам XII таблиц.

По законам XII таблиц наследственные долги делятся автоматически на доли.

Долевая ответственность действует во всех случаях, когда она законом или договором не устранена. Nomina ipso iure divisa – так гласит правило. Nomen – буквально “имя”, запись имени должника в книге римского домохозяина, отсюда nomen – долговое требование, долг.

Если желали возложить ответственность на каждого из должников во всем объеме или предоставить право требования каждому из кредиторов во всем объеме, то это должно было быть положительно оговорено в сделке (договоре, завещании).

В таком случае наступала ответственность insolidum (буквально – “целиком”): каждый из нескольких субъектов обязательства обязан был исполнить целиком или вправе был требовать целиком, с тем, однако, что обязательство подлежало исполнению только единожды.

Тут мы имеем дело с той разновидностью совокупных обязательств, которые называются солидарными. В этом отношении солидарные обязательства отличаются от другой разновидности совокупной ответственности, при которой наступало умножение ответственности. Например, если несколько человек убили раба или если несколько человек бросили бревно и задавили раба, то по закону Аквилия (ок. 289 г.

до н.э.) имущественная ответственность возлагалась на каждого из соучастников. Это положение, освященное авторитетом старореспубликанских юристов (auctoritate veterum), покоилось на том, что в данном случае ответственность носила штрафной характер.

“Ex lege Aquilia quod alius praestitit, alium non relevat, cum sit poena” – “то, что один уплатил по закону Аквилия, не освобождает другого, поскольку речь идет о штрафе, о наказании” (D. 9. 2. 11. 2). То же самое наступает по actio furti при ответственности нескольких лиц, совместно совершивших кражу.

Эта кумулятивная ответственность была исключением; в других деликтных исках, не носивших штрафного характера, наступала ответственность не по принципу умножения ответственности соучастников, а солидарная.

До сравнительно недавнего времени толкование источников производилось таким образом, что солидарная ответственность различалась двух видов:

  1. Солидарная в тесном смысле слова, когда удовлетворение, полученное кредитором от одного из совокупных должников или одним из совокупных кредиторов от должника, погашало обязательство.

  2. Корреальная, когда предъявление иска кредитором к одному из совокупных должников или одним из совокупных кредиторов к должнику погашало обязательство.

Слово “корреальный” происходит от того, что источники говорят о “duo rei” или “correi”, т.е. о двух участниках или соучастниках обязательства.

При наличии нескольких солидарных (а в соответственных случаях, корреальных) должников говорят о пассивной солидарности (корреальности), а при наличии нескольких солидарных (а в соответственных случаях, корреальных) кредиторов говорят об активной солидарности (корреальности). Наибольшее практическое значение имеет пассивная солидарность (корреальность).

Считалось, что корреальная ответственность возникает при совместном вступлении должников в договор, а солидарная ответственность наступала по деликтам или когда должники вступали в обязательство независимо один от другого. Вопрос о различии между корреальными и солидарными обязательствами был, пожалуй, самым трудным в обязательственном праве.

Считалось, что корреальные участники обязательства более тесно связаны между собой, чем солидарные.

Так, перерыв исковой давности в отношении одного из корреальных должников действовал в отношении всех корреальных должников, между тем как перерыв давности в отношении одного из солидарных должников не действовал в отношении остальных солидарных должников.

Равным образом прощение долга одному из корреальных должников или замена обязательства новым (новация, обновление обязательства) прекращала долг остальных корреальных должников. Такие правовые последствия не были присущи солидарным обязательствам.

Основываясь на выражении источников о том, что в корреальных обязательствах речь идет о едином обязательстве (in utraque obligatione una res vertitur), немецкие пандектисты прошлого столетия, в особенности Келлер, выдвинули замысловатую теорию о едином объективном составе корреального обязательства с различными субъективными отношениями. Этим объяснялось, что предъявление иска к одному корреальному должнику пресекает возможность иска к другому. Однако источники говорят в других местах не о едином, а о двух корреальных обязательствах, указывая, что если иск предъявляется по одному корреальному обязательству, то тем самым погашается второе корреальное обязательство (natura obligationum duarum ea esset, ut, cum altera earum in iudicium deduceretur, altera consumeretur, D. 46. 1. 5). А в таком вопросе, как влияние просрочки одного из корреальных должников, существует в текстах трудно примиримое противоречие. По мнению Помпония (ок. 130 г. н.э.), неправильное действие одного из корреальных должников влечет за собой вредные последствия для другого (alterius factum alteri quoque nocet, D. 46. 2. 18). По мнению же Марциана (ок. 230 г. н.э.), в корреальном обязательстве просрочка одного из содолжников не влечет за собой вредных последствий для другого (si duo rei promittendi sunt alterius mora alteri nori nocet, D. 22. 1. 32. 4).

Все эти трудности, а также современные методы подхода к византийским источникам римского права привели к необходимости пересмотра вопроса о корреальных и солидарных обязательствах.

Новейшие авторы приходят к выводу о том, что сложный и запутанный вопрос о различии между корреальными и солидарными обязательствами основан на недостаточно критическом отношении к источникам и, по существу, является беспредметным созданием весьма поздних, преимущественно германских “теоретиков”.

С этой точки зрения считается, что не было двух категорий совокупных обязательств, корреальных и солидарных, а был один тип; будем именовать его солидарным.

В классическую эпоху считалось, что иски нескольких совокупных (раньше говорили “корреальных”, теперь говорят “солидарных”) кредиторов или к нескольким солидарным должникам являются исками об одном и том же (de eadem re), вследствие чего предъявление иска, точнее litis contestatio, одним из кредиторов или к одному из должников влечет за собой погашение других прав требования.

Составители Дигест оставили это положение в силе для активной солидарности, сохранив соответствующие тексты классических юристов без изменения. Si duo rei stipulandi sint… unum iudicium petentem, totam rem in litem deducere, т.е.

при наличии двух совокупных (раньше переводили “корреальных”, теперь переводят “солидарных”) кредиторов предъявление иска одним из них ведет к поглощению иском всего обязательственного взаимоотношения (D. 46. 2. 31. 1).

Если один из двух совокупных кредиторов предъявляет иск, то предложение денег должником другому из кредиторов не порождает правовых последствий (D. 45. 2. 16).

Но в отношении пассивной совокупности (раньше в этих случаях говорили о корреальности, теперь говорят о солидарности) при Юстиниане введено было существенное изменение, а именно:

При наличии двух совокупных [солидарных] должников мы постановляем, чтобы выбор одного должника [для предъявления к нему иска] не преграждал прав кредитора в отношении другого должника, но чтобы право кредитора на иск оставалось за кредитором впредь до полного удовлетворения.

Таким образом, в отношении пассивной солидарности обязательство по реформе Юстиниана прекращалось не в силу поглощающего (консумирующего) влияния предъявления иска, как это было в классическую эпоху (п. 2.4.1.), а в силу фактического удовлетворения (solutio).

Что же оставалось делать комиссии Трибониана по составлению Дигест? Они по своему обычному методу интерполировали соответствующие места классических юристов с целью привести их в согласие с реформой Юстиниана. Это и сделано в D. 9. 4. 5, где вставлены слова “nес altero convento alter liberabitur” – предъявление иска к одному не освобождает другого. Еще ярче интерполяция звучит в другом тексте:

Если вещь сдана на хранение двум лицам, то можно предъявить иск к любому из них, причем другой не освобождается в силу предъявления иска к первому, ибо обязательство прекращается не в силу выбора одного из должников для предъявления к нему иска, а в силу исполнения.

Выделенные слова, и в особенности обобщающий вывод, считаются творчеством византийцев, вложенным в уста классического юриста.

То же самое следует сказать о совокупной ответственности нескольких соопекунов за заведомо неправильное действие опекунов по утверждению действий подопечных: perceptione, ab uno facta, et ceteri liberantur, non electione – с получением удовлетворения от одного из них, а не с предъявлением иска к одному из них освобождаются остальные (D. 27. 6. 7. 4).

Бросается в глаза интерполяция в том месте Дигест, где говорится (D. 9. 3. 1. 10. Ульпиан; D. 9. 3.

2-4) о таком случае: из общей квартиры что-то выброшено или вылито неизвестно кем, иск дается против каждого из жильцов солидарно; но если к одному предъявлен иск, то остальные освобождаются.

Это положение соответствует точке зрения классиков, но на этом месте текст Ульпиана обрывается компиляторами и вставляются из Павла следующие слова: “уплатой, а не закреплением иска”.

“Actio dabitur… in solidum; sed si cum uno fuerit actum, ceteri liberabuntur [Ulpianus] perceptione non litis contestatione [Paulus]”.

Выделенные слова являются интерполированной вставкой. Мы ясно видим рядом стоящие текст классика и добавленный к нему текст интерполяторов, вложенный в уста другого юриста.

В результате следует считать, что римское право не знало наряду с солидарными еще и корреальные обязательства. Особенность состояла в том, что в классическую эпоху совокупное обязательство нескольких должников прекращалось в силу факта предъявления иска к одному из них; при Юстиниане же такое последствие наступало лишь по получении удовлетворения от одного из должников.

Солидарные обязательства возникали в результате договора, завещания, совместного причинения вреда, при неделимости предмета обязательства, например, несколько сонаследников обязаны предоставить кредитору сервитут проезда, прогона, прохода, провода воды или несколько сонаследников вправе требовать от одного должника пользования таким сервитутом. Специфически римской была солидарная ответственность нескольких хозяев за вред, причиненный их общим рабом.

Источник: https://intuit.ru/studies/courses/3638/880/lecture/31241?page=7

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.